«На крыше» не играют, а живут

Русский театр из Бостона работает по системе Станиславского

Русский век
Журнал о России и русском мире
№1, 2018

http://www.ruvek.ru/media/RV1_2018.pdf (страница 76)

 

Сцена из спектакля "Виндзорские насмешницы" Сцена из спектакля "Виндзорские насмешницы" Сцена из спектакля "Я зарастаю памятью" Сцена из спектакля "Сороковые-роковые"

Это мы «расспросили» зрителей, побывавших на спекталях театра, а теперь заглянувших на сайт. Ну а как иначе? Раньше театр начинался с вешалки, а теперь – со своей интернет-страницы.

Для первого знакомства с театром перенесёмся в Советский Союз, в город на Волге Горький (теперь и снова – Нижний Новгород). Живёт в этом городе девочка, зовут девочку Люда. Люда любит читать, а вот книги терпеть не может. Они «отнимают у неё маму» – искусствоведа-пушкиниста и редактора, которая читает, кажется, каждую свободную минуту. Папа – тоже искусствовед, который не напрягаясь может прочитать лекцию по любому предмету «случайно» заглянувшим в гости студентам театрального училища. «Случайно» в кавычках – потому что перед сессией. А в гости – потому что Людмила была однокурсницей, выбрав профессию актрисы. Дальше – коротко: 10 лет в Горьковском ТЮЗе, преподавание сценической речи, гастроли с номерами разговорного жанра, авторская передача на ТВ. Потом опять учёба – на филологическом. Гены сказались.

Долго ли, коротко ли длился советский период в жизни Людмилы Старобинец и почему он закончился – потом определят театроведы. А мы перенесёмся в славный город Бостон, где в один прекрасный день 1996-го Людмила решила начать новую жизнь. Точнее, новый этап биографии. Открыла для детей центр эстетического развития «Лукоморье». Учила русскому и литературе, для закрепления ставила сценки. Сценок этих набралось со временем на целый спектакль. Показали родителям – и имели успех.

Стало ясно: нужно устроить театр! А где? Не в классной же комнате! Придумали перестроить часть крыши дома, где проходили детские занятия. Так появился и театр, и его название. Людмила, хотя и стала ставить «большие» спектакли, профессиональным режиссёром себя не считает. Говорит, что пока учится. Зрители уверены: скромничает.

Людмила Старобинец – приверженец системы Станиславского, но, в отличие от мэтра, любившего драму, предпочитает жанр комедии и водевиля.

У «Театра на крыше» есть и лирические истории («Я зарастаю памятью»), и психологические трагикомедии («Странная миссис Сэвидж»), и детские спектакли… Этой осенью в репертуар добавилась чёрная сатирическая комедия – «Фуршет после премьеры». Идут на сцене и красочные музыкальные спектакли. Только что отыграли премьеру спектакля «Распутник» о Дидро по пьесе знаменитого Эрика-Эмманюэля Шмитта. Другой жанр – предельно камерный. На троих актёров сделана постановка «Поговорим о странностях любви». По стихам Давида Самойлова с успехом идёт моноспектакль.

 

Сцена из спектакля "Дочь русского актёра" После спектакля с А.Смелянским и А. Тетрадзе Сцена из спектакля "Дочь русского актёра" После спектакля "Поговорим о странностях любви" с А.Смелянским

– Для большой части наших зрителей «Странности» – любимый спектакль, на него ходят по несколько раз, – говорит Людмила. – А слушать стихи Самойлова – такая радость! Молодёжь в Бостоне не может понять всех нюансов поэзии, но Давид Самойлов просто заколдовывает их музыкой стиха.

Не только для Людмилы Старобинец и её сына Максима, талантливого актёра, но и для всей семьи «Театр на крыше» давно стал вторым домом. Муж Людмилы пишет стихи к песням. Племянница отвечает за художественное оформление, брат – за инженерно-строительные работы. В театре ещё четыне «династии», и это не предел. Увы, мешает текучка кадров, но с этим давно примирились: в Америке люди часто переезжают, меняют работу, образ жизни… Костяк труппы театра, по счастью, держится – это уже сплочённая проверенная «театральная семья».

– В новом сезоне буду заниматься водевилями Чехова. Всё время ищу пьесы, которые можно было бы поставить в камерном театре. Люблю «костюмные спектакли», все костюмы придумываю и шью сама. К сожалению, на нашей маленькой сцене не может поместиться более трёх кринолиновых платьев, поэтому Островский, например, нам заказан, – вздыхает Людмила.

– Не гложет ли часом тоска по Родине, пресловутая ностальгия?

– Ностальгии нет – некогда ностальгировать! Столько всего интересного происхолит! Столько интенсивной работы! Спектакли, концерты! Очень большой круг общения, много друзей! Да и с ними часто встречаться не получается – репетирую допоздна!

– В театре вы не работаете, а живёте – об этом все говорят. Так вы ещё и детское «Лукоморье» не бросили: и преподаёте, и руководите. Понятно, что новые кадры готовите, но как успеваете-то?

– Работаю без выходных весь год. В будние дни – каждый день «Лукоморье» и репетиции, в субботу – тоже, осенью четыре воскресенья подряд езжу за грибами, делаю заготовки для гостей – сушу, солю, мариную, с удовольствием вспоминаю наши деревенские летние дни в России.

Спускаясь с бостонской крыши, встречаем актёра Евгения Верниковского, родом из Петербурга. Он как раз занимался организацией первых гастролей в родном городе, которые прошли с аншлагами. Спросил, можно ли нашим читателям что-нибудь пожелать от актёрского цеха. Ну как откажешь!

– «Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь!» Как бы это ни было трудно в нашей повседневной жизни. Мы верим, что наши спектакли смогут в этом помочь.

Конечно же, мы «подслушали» и мнения зрителей, благо теперь для этого не надо спускаться в буфет. Ведь если раньше театр начинался с вешалки, то теперь – с собственного интернет-сайта, где зрители делятся впечатлениями и «ставят оценки». «Неудов» мы не нашли.

Екатерина АСМУС,
Виктор БИЛИБИН

Бостон

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *